Председатель ТКС Квинсленда Мария Плотникова: У соотечественников есть контакт с правительством Австралии

Председатель Территориального координационного совета российских соотечественников штата Квинсленд, исполнительный секретарь Русского общественного центра Мария Плотникова рассказала Аркадию Бейненсону насколько сильно стремление сохранить родной язык у новой волны русской эмиграции в Австралии, как влияют рассказы эмигрантов на отношение к России, и как австралийское правительство поддерживает русскоязычные общественные организации.

– Мария, давайте начнем с того, какие мероприятия проводятся нашими соотечественниками в штате Квинсленд.

– Что касается нашего штата, самое грандиозное, что у нас проходит – это, конечно, День Победы и Бессмертный полк, репортажи об этом идут уже который год по российским федеральным каналам. Особенность проведения этих мероприятий именно в Квинсленде – у нас есть уникальная группа реконструкторов «За Родину», что интересно, полностью состоящая из австралийцев, которые присоединяются к нам в качестве почетного караула.

Кроме этого, есть еще много разнообразных мероприятий, на которых мы стараемся объединить разные волны эмиграции. Среди таких мероприятий – концерт уже знаменитого хора DustyEsky, австралийцев, исполняющих русские и советские песни на русском языке. Их первый концерт для русскоязычной аудитории был именно у нас. Это была фантастика. Прием был чудесным, зал просто взрывался аплодисментами.

Хочу еще заметить, что в нашем Русском центре проводят мероприятия представители других народов: болгары, сербы, монголы… Не у всех есть помещения, и мы всегда их приглашаем себе. Они с удовольствием делают что-то самостоятельно, что-то вместе с нами. Мы стараемся со всеми дружить.

 – Одна из тем, активно обсуждающихся в соотечественной среде, – это возможность получения поддержки русскоязычных мероприятий от властей стран пребывания. Вас как-то поддерживает австралийское правительство? Как вообще происходит подобное сотрудничество?

– Контакт у соотечественного движения с правительством Австралии есть. Русские дома, общественные центры нашей диаспоры официально зарегистрированы в соответствии с австралийским законодательством и имеют право подавать заявки на различные гранты, как и другие подобные национальные организации.

Конкурс, конечно, большой, многое зависит от проекта, на который просят деньги. В этом году нашему Русскому общественному центру исполняется 45 лет, и мы поняли, что нужна некоторая финансовая поддержка, необходимо было сделать ремонт, потому что здание старое. И в этом году правительство Австралии пошло нам навстречу и предоставило такую возможность.

– В 2014 году отношения между Россией и Австралией, мягко говоря, ухудшились. Отразилось ли это на отношении к нашей диаспоре австралийцев?

– Это был достаточно трудный год. Он стал некоей переломной точкой, и мы почувствовали это. Произошёл большой раскол в русскоязычных объединениях – на тех, кто поддерживает политику России и на тех, кто не поддерживает.

Что касается отношения австралийцев – после того, как был сбит Боинг, к нам всем от коллег, сотрудников, которые считали, что это сделала Россия, был один вопрос – как так могло получиться.

Особенно пострадали дети (русские и русскоязычные). Учителя в некоторых школах неадекватно реагировали и нелицеприятно отзывались о русских во время занятий. В школах возникали серьёзные проблемы, даже пришлось вызывать психологов. Это был, конечно, очень непростой период для нас всех.

– Одна из проблем, которая стоит перед нашими соотечественниками в дальнем зарубежье, – сохранение русского языка.

– В нашем штате есть две русские воскресные школы, патронирует их русская церковь. Но далеко не все туда водят детей, потому что многие, особенно недавно приехавшие родители хотят, чтобы дети получали светское образование, и для обучения на русском языке нанимают репетиторов.

Мы очень хотим открыть школу, дающую именно светское образование, где бы изучались разные предметы. Но, к сожалению, у нас пока нет такой возможности: не позволяет помещение.

Я бы отметила очень важный момент в отношении сохранения русского языка у нас в штате. Он, конечно, теряется, что становится заметным в последнее время. Если родители ещё могут обучить русскому языку своих детей, то эти дети своих детей уже нет. Я знаю много примеров таких семей. Всё-таки они растут в англоязычной среде. И после уроков русского языка говорят на английском, и тут ничего уже не поделать. Это очень грустно наблюдать.

– По моим наблюдениям в ходе многочисленных поездок, у людей, которые уезжали в 1990-е годы, был меньший интерес к сохранению русского языка. Теперь наблюдается несколько иное: во Франции или Германии, например, вновь приезжающие стремятся сохранить язык.

– Конечно, я тоже могу судить только исходя из своего личного опыта. И я не наблюдаю у нас подобного. Я вижу наоборот, что у многих нет особого стремления сохранять русский язык. Я думаю, что у многих мотивация для переезда – это поиск лучшей жизни. И они с удовольствием переходят на английский язык и теряют свои корни, особо за это не переживая. Они просто «растворяются», и какова их судьба дальше, мы не знаем. В качестве примера могу привести официальные данные: в нашем штате семь-восемь тысяч русскоязычных. Русский общественный центр – самая крупная организация в штате. И к нам приходят человек 200.

– У людей, стремящихся ассимилироваться, есть такая проблема: они «теряют», если не своих детей, то своих внуков точно. У вновь прибывших в страну выучить язык, в данном случае – английский, на хорошем уровне далеко не всегда не получается, а их дети или внуки уже не знают русского языка.

– Конечно! Дети всегда знают язык лучше, чем родители. Но многие родители не видят в этом особую проблему, что странно. И это меня очень беспокоит. Но опять же, многие из тех, кто уезжает, хотят, как они говорят, «забыть весь этот ужас».

Рассказывают, что в Австралии всё очень хорошо, а в России, наоборот, всё очень плохо. Отсюда, кстати, тоже идёт очень искажённое представление о России и русских. Многие наши соотечественники рассказывают такие байки, что, естественно, у иностранцев складывается определённое впечатление. Почему-то наших людей это не смущает. Будем называть вещи своими именами: очень много русофобов. И совершенно очевидно, что они не хотят иметь ничего общего с русскими корнями.

– Насколько я знаю, вы были на Фестивале молодежи и студентов в Сочи. Ваши впечатления?

– Впечатлений масса! Было много молодёжи из разных стран, из всех регионов России приехали делегации. Это колоссальный обмен опытом, контактами. Было много семинаров, различных мероприятий, дискуссий на различные темы. Одновременно на разных площадках шло много всяких разнообразных обсуждений, много было спикеров. Все могли найти себе что-то по душе.

Кстати, то, что австралийская делегация была представлена в Сочи, в основном это заслуга штата Квинсленд, большую часть делегации представляли именно ребята из нашего штата. Это и Университет Квинсленда, где студенты австралийцы изучают русский язык и традиции, это и те, кто мечтает побывать в России, либо те, у кого русские корни и они немного уже знают русский язык.

Московский Дом соотечественника

Автор: Аркадий Бейненсон